Бег от времени: почему сорок – это не новые двадцать

Авторская колонка Аллы Боголеповой – о молодости и зрелости, страхах и ответственности, о реальности и желании поймать юность за хвост.

Бег от времени: почему сорок – это не новые двадцать

Журналист Алла Боголепова

 

Накануне своего сорокалетия я все время улыбалась. Это была нервная улыбка женщины, готовящейся перешагнуть некий ментальный рубеж и убеждающей себя, что на самом деле ничего не изменится.
В конце концов, сорок – это просто цифра, и она не означает, что в этот день моя карета превратится в тыкву. Я лягу спать тридцатидевятилетней, проснусь сорокалетней и буду выглядеть так же, как вчера и позавчера. И вообще сорок – это новые двадцать, так что бояться абсолютно нечего.

С тех пор прошел почти год, и за это время я поняла, что бояться действительно нечего. Кроме одного – того самого лозунга про “новые двадцать”. Потому что это ложь. Разрушающая, обесценивающая, ослепительно циничная ложь, особое коварство которой заключается в том, что при всем декларируемом позитиве именно она в конечном счете делает нас глубоко несчастными.

Нас уверяют: времена нынче таковы, что зрелая женщина может выглядеть и чувствовать себя юной девушкой. Ведь на нас, не покладая рук, пашут целые индустрии. Косметологи, дизайнеры, психологи – бери и пользуйся, следи за собой, занимайся спортом, медитируй, все в твоих руках! Ты можешь, а если не можешь – значит, ленишься. Недостаточно стараешься. И боишься, боишься быть легкой на подъем, рисковать, совершать безумства. Боишься перемен, эмоций и самой себя, трусиха. Соберись и будь юной, это вопрос внутренних ощущений, а внешность подтянется. Так нам говорят. И мы верим, потому что вера в философский камень, дарующий вечную жизнь и вечную молодость, заложена в самой природе человека. И мы гонимся за двадцатилетними, стараясь не думать о том, что это погоня за миражом.

 

Бег от времени: почему сорок – это не новые двадцать

Потому что никогда взрослая женщина не станет снова юной. Сколько бы ботокса и гиалуронки мы ни закачивали в свои лица. Сколько бы часов мы ни проводили в спортзалах. Сколько бы ни платили лайфкоучу, пластическому хирургу или мускулистому инструктору йоги, от которого пахнет молодостью и нашими деньгами.

Одежда, татуировки, серфинг и фотографии Дженнифер Лопес и Сандры Буллок на холодильнике – мы не станем моложе. Мы лишь ненадолго отодвинем момент осознания: мне за сорок, и этого не изменить.

Кого-то это осознание настигает в сорок, кого-то раньше, кого-то позже. Ты вдруг просто понимаешь, что больше не хочешь врать самой себе. Да, для меня все изменилось, у меня теперь другая жизнь и другие правила. Изменилось мое тело – я больше не могу ложиться в три утра, вставать в семь и чувствовать себя нормально. Я не могу есть все подряд, я быстрее набираю вес и дольше от него избавляюсь. Моя кожа может быть ухоженной, но онавсе равно становится мне немного великовата, и с этим ничего не поделаешь.
Иногда, чтобы заснуть, мне нужны таблетки – в моей сорокалетней голове слишком много мыслей и тревог. Которые приходят с возрастом, и от которых не избавит ни один психотерапевт. Начиная от эксистенциальных страхов и заканчивая переживаниями о постаревших родителях, о подросших детях, о завтрашнем дне, в котором главным моим словом будет – ответственность.

Та, что неведома в двадцать, когда ты полагаешь право на ошибку неотъемлемым просто в силу того, что у тебя еще уйма времени, чтобы все исправить. Когда и за себя-то отвечаешь не на сто процентов, потому что между тобой и реальной жизнью все еще стоят родители. Те самые, которым теперь твердят, что их сорок – это новые двадцать. Что просто не надо бояться.

Но правда в том, что не боится только тот, кому нечего терять. Кто ни к чему не привязан настолько, чтобы испытывать страх потери. Или кто этого страха просто не осознает. Это нормально в юности, но когда тебе сорок, это всего лишь означает, что за прошедшие годы ты не нажила ровным счетом ничего.
Ты все та же безмозглая птичка, которая продолжает порхать по жизни, но стала слишком грузной – физиологию-то никто не отменял! – чтобы делать это легко и красиво. Ты больше не прелесть какая дурочка, а ужас, какая дура.

Может, девически стройная, может, одетая, как двадцатилетка, может, свободная от обязательств и страхов – но с глазами взрослой женщины, которая одышливо бежит от времени и от жизни. И в глубине души знает, что время все равно быстрее.

 

Бег от времени: почему сорок – это не новые двадцать

 

Парадигма “сорок – это новые двадцать” фальшива от начала до конца потому, что навязывает фальшивую цель: гнаться за юностью, отрицая очевидное и обесценивая прожитые годы.
Бег спиной вперед хорош как физическое упражнение, но как жизненная философия никуда не годится.

Испытывать страхи, нести ответственность, понимать, что многие вещи для тебя остались в прошлом, и находить счастье в настоящем, пусть даже теперь для этого требуются нешуточные усилия – вот что такое зрелость. И это не про смирение, не про “сложить лапки” и “сдаться на милость”. Это про силу, спокойную взрослую силу, которая приходит вместе с страхами и умением их побеждать. Причем не природной юношеской витальностью, а собственным жизненным опытом. И в этой силе красоты и притягательности не меньше, чем в самой сияющей юности.

 

 

Алла Боголепова – журналист, колумнист, ведущая передачи «Родные португальские песни» на радио «Говорит Москва», жительница Москвы и Лиссабона, опытная жена и хозяйка кота Карлуша, путешествующего с ней по миру.

 

Будь с Евой на связи — подписывайся в соцсетях
Facebook
,
Instagram
,
Vkontakte
,
Telegram
,
Одноклассники
!

 


http://zhenskij.mirtesen.ru
Добавлено: 6-09-2018, 04:57
0
0
по теме:
Наверх